Музейное дело, часть I: от государственных строительных проектов к частным планам

Крупный план вкусных и разноцветных macarons на белой тарелке.

За последние полтора года Главгосэкспертиза выдала 25 положительных заключений на строительство и реконструкцию музейных объектов, по состоянию на середину июня на рассмотрении находилось еще 15 комплектов документов. В создании новых музеев заинтересованы промышленные корпорации, профильные ассоциации и частные инвесторы. И впервые за многие десятилетия государство предметно включилось в музейное строительство

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Если все получится, как задумано, то в обозримом будущем в Сочи появится уникальный туристический объект - подводный музей вина. Автор идеи, профессиональный технолог, энолог, глава Ассоциации виноградарей и виноделов Сочи Мария Чумак, в интервью BFM.ru подчеркнула, что возлагает свои надежды в первую очередь на строительство Sochi Grand Marina и сочинских марин в целом, которые создаются в рамках федеральной концепции развития яхтенной инфраструктуры в Азово-Черноморском регионе.

По словам эксперта, идея поместить вино под воду не нова. Например, такой объект уже существует в Греции, правда, он не позиционируется как музей: там просто стоят кубы вина в воде. "Рядом с моим домом был клуб подводного плавания, и я вдруг подумал: Черное море, конечно, не очень богато по сравнению, скажем, с Красным, но люди здесь активно ныряют, наблюдают за морской природой, исследуют дно. И я представила, что, наверное, было бы интересно заложить такой музей, который стал бы и точкой притяжения туристов, и местом для изучения хранения вина на Черном море и влияния природного и температурного режимов моря на качество вина, его созревание", - рассказывает Мария Чумак.

И она вспоминает, что когда-то видела в коллекции Бердяевского винзавода красивые бутылки, покрытые мелкими ракушками. "Оказывается, да - они помещали свое вино в "морское" хранилище в Крыму, когда Ассоциация крымских виноделов проводила такой эксперимент. Кстати, он оказался удачным, ведь и температура воды плюс 12 градусов, и легкая качка бутылок на дне моря, и отсутствие прямых солнечных лучей - все это положительно сказывается на выдержке вина. В связи с этим я решил: давайте повторим крымскую историю - сделаем интересный авторский проект в Сочи. И я начала изучать, возможно ли это", - рассказывает Мария Чумак.

Мария Чумак, глава Ассоциации виноградарей и виноделов Сочи: "Я писала письма, кажется, всем, кому только можно: пограничникам, в наш Центральный морской порт, в Администрацию морских портов Черного моря, в администрацию Сочи, по-моему, даже в таможню. В общем, во все инстанции, которые могли бы дать хоть какую-то конкретику: как можно организовать весь этот бизнес у нас. К сожалению, многие отвечали, что это не в их компетенции и они не готовы этим заниматься. Но в одном месте мне сказали, что такой музей столкнется с серьезной проблемой, связанной с 40-метровой отметкой: выше - наше вино размотает первый же шторм, как бы мы его ни крепили; еще выше - температурный режим нам уже не подходит, потому что летом вода прогревается до плюс 28 градусов, проникновение солнечных лучей велико, плюс туда заходят рыболовные и все другие суда; на 40 метрах нет штормов и качки; ниже - все занято слоем сероводорода, и если мы поставим там вино, то, во-первых, придется забыть о музее, потому что туда не спускаются аквалангисты, а во-вторых, сероводород будет влиять на пробки и муштру. Словом, к работе должны быть привлечены химики и физики, поэтому мы временно приостановили проект - ждали, когда начнется история со строительством марин. Кажется, в этом году все уже было официально подписано. И теперь нужно подождать еще немного и понять, с кем придется вести дальнейшие переговоры. Я очень надеюсь, что такой музей все-таки сможет появиться в составе марины, но, конечно, мы хотели бы перейти туда под каким-то административным крылом и стать членами какой-то музейной ассоциации. Потому что тогда у нас будет совершенно другая экономика проекта: если бы нам просто выделили площадь в марине по стандартным арендным ставкам, боюсь, музей получился бы очень дорогим".

Вот такая история, которая, конечно же, дает отличный повод задуматься: сколько музеев ежегодно появляется в нашей стране? Кто является главным инициатором их появления и за чей счет, государства или инвесторов, строятся и реконструируются музейные здания? И сложно ли в принципе спроектировать и построить новый музейный объект?

См. также:

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Четырехдневная рабочая неделя: за и против

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Правда ли, что микрозелень полезна?

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Какое время суток лучше всего подходит для занятий спортом?

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Какое домашнее животное может принести миллионы?

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Почему европейцы стали реже заниматься сексом?

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Как правильно построить свой день для большей эффективности?

По данным Главгосэкспертизы, в 2023 году и первом полугодии 2024 года было выдано 25 положительных заключений по результатам государственной экспертизы проектно-сметной документации на строительство или реконструкцию музейных объектов. При активном участии экспертов Главгосэкспертизы реализуются такие важные проекты, как реконструкция Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) в Санкт-Петербурге, строительство и реконструкция объектов Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника в Архангельской области, строительство нового здания Музея Мирового океана в Калининграде и другие.

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Новое здание Третьяковской галереи на Кадашевской набережной. Фото: Василий Кузьмиченок/АГН "Москва"

"На первую половину июня 2024 года Главгосэкспертиза рассматривает проектно-сметную документацию еще для 15 музеев. Среди них - четыре культурно-образовательных комплекса в Калининграде, Владивостоке, Кемерово и Севастополе, которые строятся по поручению президента страны. В данный момент специалисты проводят экспертизу проектов различных этапов строительства этих объектов. Кроме того, в мае было завершено строительство нового здания Третьяковской галереи на Кадашевской набережной в Москве. Главгосэкспертиза детально рассматривала каждый этап и каждый раздел проектной документации, чтобы будущее здание было не только красивым и современным, но и безопасным, эффективным и надежным", - пояснили BFM.ru в ведомстве.

Светлана Балашова, заместитель начальника Главгосэкспертизы России: "Сегодня подходы к организации музейных пространств и их реконструкции претерпевают значительные изменения. Все чаще в музеях создаются многофункциональные пространства, оснащенные самым современным оборудованием. Разумеется, при разработке проектно-сметной документации для таких объектов нашим специалистам необходимо найти баланс между сохранением исторического облика и современными требованиями норм и правил проектирования, в том числе связанными с соблюдением требований пожарной безопасности, инженерными вопросами, перемещением больших людских потоков, доступностью для маломобильных групп населения и так далее. Поскольку многие музеи исторически расположены в объектах культурного наследия и памятниках архитектуры, при проектировании сложно соблюсти баланс: с одной стороны, необходимо сохранить первоначальный облик здания, с другой - сделать пребывание посетителей в музее комфортным, а также обеспечить сохранность музейных экспонатов. Поэтому работа экспертов Главгосэкспертизы направлена не только на то, чтобы оценить современные решения, внедряемые в старинные здания, но и на то, чтобы не нарушить предмет историко-культурной охраны - от вензелей на фасадах до балок и перекрытий и так далее".

Конечно, не все музеи, создаваемые в стране, имеют такой масштаб, как новые здания Третьяковской галереи или Музея Мирового океана. Не все находятся под пристальным вниманием Главгосэкспертизы и других контролирующих органов. Да и вообще, не все известны за пределами определенного круга заинтересованных лиц. Например, многие ли знают, что в России существует премия "Корпоративный музей"? В первом конкурсе, который прошел в 2018 году в Перми, участвовало всего 16 музеев, в шестом сезоне премии было уже более 80 участников, а в реестре, который ведется на сайте премии, числится более 200 корпоративных музеев со всей страны.

Наталья Нечаева, директор национальной премии "Корпоративный музей" "Конечно, корпоративный музей - понятие относительное. Такие структурные подразделения могут называться (и, по сути, являются) выставочными залами, залами трудовой славы, центрами профориентации - совершенно по-разному. Но от других музеев их отличает то, что они всегда являются структурными подразделениями предприятий, компаний, госкорпораций и работают на выполнение поставленных перед ними задач. Если смотреть в контексте всей страны, то по большей части корпоративные музеи - это небольшие крытые пространства, не здания, а именно помещения. Но в последнее время (и это явная тенденция!) предприятия стали задумываться о том, что история их жизни и их достижений может и должна более активно выполнять профориентационные функции и что для этого в экспозициях должны использоваться современные интерактивные музейные технологии. Поэтому все чаще выделяются средства на строительство отдельного музейного здания. Хотя, конечно, не все еще понимают, насколько это важно, и не все могут позволить себе отдельный музейный комплекс".

Среди самых впечатляющих, самых запоминающихся корпоративных музейных объектов Наталья Нечаева называет Музей железных дорог России и Музей Гознака в Санкт-Петербурге, в городе Кировске Мурманской области - музей "Фосагро", расположенный в старинной башне (филиал ОАО "Апатит"), а также открывшийся после реконструкции музей легенды отечественного автопрома - ГАЗ - в, Нижнем Новгороде. В городе Полевском Свердловской области в здании, имеющем статус памятника архитектуры федерального значения, работает Музей Трубной металлургической компании (ТМК). А еще одно здание, которое ТМК отреставрировала и открыла в нем свой корпоративный музей, находится в городе Первоуральске Свердловской области, и так получилось, что это единственный музей во всем городе.

Музейное дело, часть I: от государственных строек до частных замыслов

Музей железных дорог России в Санкт-Петербурге. Фото: rzd-museum.ru

К сожалению, в нашей стране много прекрасных корпоративных музеев (например, судостроительной компании "Адмиралтейские верфи" или центра судоремонта "Звездочка"), которые находятся внутри, и попасть туда, как и на большинство оборонно-промышленных предприятий, невозможно. Поэтому сегодня мы все чаще говорим о создании музейных комплексов за воротами предприятий. Мне бы очень хотелось, чтобы этот призыв услышали многие "закрытые" производства: Например, в музей завода "Пермские моторы" просто так не попадешь, а музей замечательный! И таких историй очень много по всей стране!" - подчеркивает Наталья Нечаева.

Но давайте вернемся к "обычным" музеям. Как часто в их среде появляются новички? В основном ли они появляются благодаря государственным программам или частным инициативам? Насколько сложно новому музею получить готовое здание или землю под строительство? И действительно ли государству и обществу сегодня нужны новые музейные объекты? Об этом BFM.ru поговорил с Елизавета Лихачева, искусствовед, историк архитектуры, директор Государственного музея изобразительных искусств им..

- Сложно сказать, как часто появляются музеи, ведь любой новый музей - это прежде всего коллекция. Иногда, в конце концов, музеем называют объект галерейного типа, хотя там показывают "чужие" вещи, а собственной коллекции у такого учреждения нет. Сложно ли получить землю, здание для музея? Тоже по-разному. Если это частное учреждение, то, как правило, возникают определенные сложности. Хотя существует юридическая форма под названием "частное учреждение культуры", и в принципе владелец может просто построить здание музея на территории своего большого помещения - так, например, был создан Музей русского импрессионизма. И он до сих пор активно работает, несмотря на то, что собственной коллекции в России уже давно нет. Если мы говорим о музеях, которые возникают, скажем так, по инициативе общественных организаций, то здесь все немного сложнее, потому что, как правило, сами общественные организации не готовы нести расходы, связанные с музеем, - это достаточно дорого. Если говорить о новых зданиях при старых музеях, для старых музеев (когда, например, музей переезжает в Пермь из городского собора, где он долгое время находился, собор возвращается Церкви, а для музея строится новое здание), то здесь, как и с любой государственной стройкой, как пойдет: бывает, строят то очень быстро, то очень медленно. Ну, здание ГМИИ имени Пушкина строится уже очень давно, а есть примеры, когда прекрасные комплексы возводятся буквально за несколько лет, как в Севастополе или как сейчас достраивается в Кемерово. То есть общего правила не существует.

- Разумеется, для каждого это свое. Но нужны ли новые музеи самому государству, обществу или хотя бы узкому кругу заинтересованных людей?

- Трудно сказать, сколько музеев необходимо, потому что музеи бывают разные. Если мы говорим о музеях изобразительного искусства, то, на мой взгляд... не то чтобы чем больше, тем лучше - это не совсем правильно, потому что музей - это институт, который вне времени. Иногда их появление связано с каким-то капризом, и такие примеры в Москве есть. Это, например, галерея художника Александра Шилова, которая существует на региональные деньги, Москва за нее платит, но я не знаю, насколько это будет актуально через 10, 20, 30 лет, мне сложно сказать. Я думаю, что будут какие-то проблемы с содержанием этой институции. Что касается других музеев, то здесь все по-разному. Например, есть частный музей Вадима Задорожного. Вадим - коллекционер военной и автомобильной техники, он сам создал музей, сам построил себе здание, и это один из самых интересных музеев в Подмосковье. То есть, повторюсь, выделить какие-то общие правила невозможно.

- Но поддерживает ли государство создание музеев? И вообще, есть ли у него сегодня четкая музейная политика?

- Да, и впервые за очень-очень долгое время - фактически, почти за 30 лет! Эта тенденция началась около пяти лет назад, и сейчас государство активно обращает внимание на музеи, пытаясь, как говорится, вернуть долги, доделать все, что не доделывалось десятилетиями. Потому что в итоге оказалось, что музеи - это один из краеугольных камней культурного ландшафта. Театры - с ними все происходит периодами: хороший художественный руководитель и труппа - театр блистает, потом что-то случается с худруком или с труппой - и театр скатывается вниз, превращается в обычный. То же самое с концертными залами и другими учреждениями. И библиотеки, и музеи - у них есть коллекция, и она их хранит. Очень долгое время государство вообще не реагировало на музейные нужды, и нам периодически говорили: вы никому не нужны, от вас одни расходы. Сейчас становится понятно, что культурный ландшафт, культура в целом - это то, что объединяет страну, помимо всего прочего. И сейчас государство тратит на это значительные средства, что, конечно, лично меня как музейного работника очень радует.

Недавно в своем блоге мэр Москвы Сергей Собянин отметил: "По количеству музеев и выставочных залов Москва занимает одно из первых мест в мире - в нашем городе их более 450. За последние несколько лет, в том числе благодаря национальному проекту "Культура", многие из них переживают возрождение. С 2011 года в Москве было открыто 13 новых музейных площадок и полностью обновлено 13 экспозиций". О новых музейных перспективах столицы - в следующий раз.

Источник

Добавить комментарий

Мы используем файлы cookie, чтобы предоставить вам наилучшие возможности для работы на нашем сайте. Нажав кнопку "Принять", вы соглашаетесь с использованием нами файлов cookie.

Принять
ru_RURussian